Одно из наиболее распространённых среди психологов заблуждений — беречь их от любых психологических нагрузок.
Это вообще характерный для многих посыл, рассматривать психические травмы по аналогии с физическими: уберегать от жизненных реалий, чтобы «побыстрее зажило».
Но психика — вещь парадоксальная. Чем меньше жизненных вызовов — тем чаще она бунтует.
Бунтует потому, что изначально направлена на развитие, а не на стагнацию и регресс.
Депрессии, панические атаки, и прочие «посттравматические проблемы» — это своеобразные «пролежни» от вынужденного бездействия организма.
И чем более «на грани» проходила жизнь человека в период войны, тем быстрее и ярче они, по контрасту, себя проявляют.
Заметьте, ни депрессиями, ни паническими атаками, ни даже фобиями на фронте люди не страдают.
Да, там у них были страхи. Но это были адекватные страхи, которые помогали им внимательнее смотреть вокруг, чтобы выжить.
И они выдержали, им хватило сил не погибнуть и выстоять.
Неужели от этого им теперь стало так плохо? Неужели они теперь неполноценнее вас?
Не вешайте на них свои фантазии о том, что происходит с ними сейчас.
Поймите, в той степени, в которой вы будете это делать, они будут чувствовать себя виноватыми перед вами.
Виноватыми за то, что вам плохо, что они к вам вернулись.
И глядя на это, им тоже будет плохо, чтобы вы им при этом ни говорили.
Ведь они будут видеть, как вы страдаете ради них. Читай — из-за них.
Ваша вина перед ними за то, что вас там не было — ваше личное дело. Держите её при себе.
Не втягивайте их в водоворот собственное беспомощности, выдавая его за заботу.
Заботьтесь не об их «ретравматизации», опасайтесь их «инвалидизации» за счёт вашего собственного к ним отношения.
Лучше ставьте перед ними новые задачи, без оглядки на то, что они стали теперь какими-то «особенно ранимыми».

Оставьте комментарий

Прокрутить наверх