И опять — Элизабет Кюблер-Росс, и её «5 стадий принятия смерти»:

1. Отрицание. Больной не может поверить, что это действительно с ним случилось.
2. Гнев. Возмущение работой врачей, ненависть к здоровым людям.
3. Торг. Попытка заключить сделку с судьбой. Больные загадывают, допустим, что они поправятся, если монетка упадет орлом.
4. Депрессия. Отчаяние и ужас, потеря интереса к жизни.
5. Принятие. «Я прожил интересную и насыщенную жизнь. Теперь я могу умереть».

Это про всё, и про реакции людей на войну тоже.
То, что ни одна из этих стадий не существует в чистом виде, сказано уже тысячу раз. Тем не менее, давайте пройдёмся по каждой из них на примере отношения к войне большинства россиян (про украинцев напишу ближе к концу).

1. Отрицание.
«У нас всё тихо, где-то там далеко происходит что-то непонятное, но нас это не касается».
2. Гнев.
«Мы хотели мира, а на нас хотел напасть проклятый Запад, используя в своих интересах украинцев. Одни из них, которые нацисты, изначально были против нас, а других Запад просто одурачил! Но мы сможем себя защитить, и разорвём их всех вместе в мелкие клочья!»
3. Торг.
«Всё очень сложно, за этой войной стоят тайные силы (теневое мировое правительство, массоны и т.д.) Это не конспирология, а попытка объективного анализа. Наш главный враг настолько хитёр, что никто толком не знает, кто он и каковы его конкретные интересы. Но когда мы это выясним, то сможем с ним договориться».
4. Депрессия.
«Всё равно всё закончится ядерной войной и уничтожением жизни на всей планете. Это самое ужасное, что может произойти, об этом нельзя не думать, но и повлиять на это никак не возможно. Просто надо готовиться к смерти, хоть это тоже не возможно».
5. Принятие.
«Мы всё ещё живы. Мы всё ещё что-то делаем. Нам надо смотреть вперёд, сообразуясь с конкретными обстоятельствами нашей жизни и не полагаясь на те обобщения, которые нам навязывали сверху».

Большинство россиян находятся сейчас на перемежающихся друг с другом стадиях 1-3, до стадии 4 и 5 они ещё не дошли.

Не все их них, кто находится на первой стадии, сразу переходят ко второй. Для многих стадия 1 тесно связана со стадией 3 (я назвал бы её «стадией конспирологии»).
Это связано с тем, что «диагноз» со стороны цивилизованного мира в виде санкций пока что прописал только на бумаге. Санитары уже идут, но пока медленно. Требуется время, чтобы скроить находящиеся в их руках смирительные рубахи под нужный фасон.

Но есть и те, кто уже чувствует, как за их спинами начинают затягиваться удлинённые рукава западных санкций. Кто-то из них, минуя стадию гнева, сразу проваливается в стадию депрессии.

Однако подавляющее большинство россиян так или иначе находится на стадии гнева. Лишь малая толика направляет его адресно, на свои власти. Но, находясь в России, это слишком опасно. Поэтому и их, вслед за подавляющим большинством, начинает захватывать «стокгольмский синдром» (про этот феномен и без того сказано немало, поэтому не буду уходить в детали, чтобы не отвлекаться от главной темы поста).

Очевидно, что их гнев направлен не на саму болезнь, главный очаг которой находится во властных российских структурах. Он направлен на профессиональных западных врачей и всех тех здоровых людей, которые посмели не заразиться имперско-кремлёвской заразой: начиная с украинцев, и кончая теми немногими россиянами, кто не подпал под общее безумие индуцированного психоза.

Здесь мне хотелось бы сделать важное замечание. Обманываются те, кто считает, что вид санитаров со смирительными рубашками вот-вот начнёт приводить россиян в адекватное состояние. Напротив, по принципу «против кого вы дружите», их безумие будет лишь обостряться. Просто обратите внимание на то, как у тех из них, кто в первые месяцы войны находился на 1-ой стадии, внезапно вспыхивают истерические припадки: «Я не стыжусь, что я русский!!!» или «Я горжусь нашим президентом!!!» (если ты чего-то не стыдишься или чем-то гордишься, зачем так громко об этом орать?)

Мой прогноз, что стадия 2 ещё только начинает разворачиваться для большинства россиян. И причин тому несколько:

— Ухудшение жизни и «грузы 200» это ещё не вся та конкретика, с которой им предстоит столкнуться (рассчитываю на здравый смысл и логику своих читателей, чтобы не развивать тему). И по мере того, как это будет происходить, всё тот же «указующий перст Кремля», за которым столь пристально привык следить их взгляд, будет гипнотизировать их всё больше и больше.

— Принцип «против кого вы дружите» станет давать всё более эйфоризирующий эффект. При этом на другом полюсе, в случае отказа от такого наркотика — та ломка, через которую неизбежно проходит любой трезвеющий человек (опять-таки, не хочу уходить сильно в сторону, иначе здесь был был отдельный длинный текст про зависимости).

— То состояние индуцированного психоза, в котором находится сейчас российское общество, следует рассматривать в рамках единой системы. Индуктор (Путин со своими «соратниками») и индуцируемые (народонаселение страны) уже давно не находятся в состоянии однонаправленной причинно-следственной связи. Уже давно говорится про то, что вначале пропагандисты пытаются угадать желания Путина, а затем он сам верит в то, что они ему преподносят. Но сейчас этот эффект перешёл на ту стадию, когда адепты кремлёвской секты и их гуру находятся в состоянии усиливающейся самоиндукции. Непрерывно протекающий внутри единого контура ток только усиливает эйфоризирующие конвульсии всеобщего психоза.

Опираясь на три только что перечисленных пункта, беру на себя смелость спрогнозировать, что в ближайшее время рейтинги Путина будут только расти.

Возвращаясь к стадиям Элизабет Кюблер-Росс, повторюсь, что до 4 и 5 стадии россиянам ещё далеко.
И именно здесь кроется ключевое отличие, как данные стадии проходятся украинцами.

Первое, с чего бы я начал, это разделил всех украинцев на две большие группы:
1. Группа тех, кто на фронте.
2. Группа тех, кто в «тылу».
Деление это столь же условное, как и слово «тыл» применительно к гражданам Украины. Тем не менее, оно важно именно в контексте тех различий, кто и с какой скоростью проходит разбираемые мною здесь стадии.

Группа тех, кто на фронте, в силу чисто физического выживания, не может позволить себе оказаться ни на одной из стадий, кроме 5-ой — стадии принятия. Это несколько другое принятие, чем то, за которым наблюдала Кюблер-Росс. Я бы сказал, что оно менее «психологизированное», и гораздо более реалистичное:
— где окапываться, куда стрелять, как подносить снаряды, как быстро поесть и выспаться, чтобы сохранить силы и т.д. — для военных;
— какими и когда запасаться продуктами, в каком безопасном месте быстро укрыться в случае сирены воздушной тревоги, каким образом и в какой момент эвакуировать себя и свою семью при приближении линии фронта и т.д. — для гражданских.

С большой вероятность, вся 1-я группа, уже в мирное время, или находясь в относительных «тылах», тем или иным образом так же пройдёт четыре предыдущих стадии. Вернее, уже проходит, я вижу это в своей психотерапевтической работе. Но здесь, опять таки, я не хочу уходить сильно в сторону, поэтому ограничусь постоянно повторяемым мною тезисом: «Бойтесь не «ретравматиции» этих людей, опасайтесь их инвалидизации за счёт своего собственного отношения к ним как к инвалидам».

Касательно тех украинцев, кто находится сейчас в относительном «тылу». Понятно, что ситуации у всех разные. Кто-то уехал в Европу, кто-то был под российской оккупацией, кто-то живёт под ней сейчас, чей-то дом уничтожен, чей-то сын, отец или муж в ВСУ, у кого-то погибли родственники. Но в целом, это те люди, которые, в отличие от первой группы, мало на что сейчас могут повлиять. Кто-то из них может работать волонтёрами или иным образом помогать своей стране. Однако это не та реальность, с которой сталкивается военный с оружием в руках.

Поэтому для этих людей 2, 3 и 4 стадии переживаются гораздо острее. Говорить про украинцев, находящихся на 1-ой стадии, просто абсурдно (разве что это старые эмигранты, уже давно растерявшие тесные связи в Украине). Столь же абсурдно было бы сравнивать их с тем большинством россиян, о которых я писал выше. Но здесь существует другая опасность: хотя истинный враг очевиден, безысходность 4-ой стадии ведёт к тому, что украинцы широкого смысла «тыла» всё чаще переходят на стадию 2, но уже по отношению друг к другу (про это я так же много писал: «Не стреляйте в своих!»).

Чем дальше пишу, тем отчётливее понимаю, как много дополнительных пояснений требует каждый абзац моего поста. Тем более, что это та реальность, с которой в полном объёме ещё не сталкивался ни один из ныне живущих психологов. Прошу не судить меня строго за этот текст.

Главное, из чего я исхожу — это то, что базовые законы психологии столь же незыблемы, как и все остальные законы нашего мироздания. Моей целью было рассмотреть ту часть из них, которую наиболее систематизированно изучала Элизабет Кюблер-Росс во время своей работы со смертельно больными людьми. При этом вы должны понимать, что руководило мною не праздное любопытство «сравнить одно с другим», а построить на этом сравнении определенные прогнозы, часть из которых я изложил выше.

Опять-таки, прогнозы не ради того, чтобы позже воскликнуть: «Вот видите, как я всё угадал!» Я практик, и для меня в первую очередь важно то, чтобы люди были готовы к будущему.

Всем здравомыслящим людям нашей планеты, вне зависимости от того, какие усилия может приложить в данный момент каждый из нас для победы над кремлёвским монстром, важнее всего сохранить себя и свои силы. Сохранить до того момента, когда они будут востребованы в той же мере, в которой востребованы сейчас силы каждого из украинских военных, защищающих своими жизнями наш хрупкий мир!

Оставьте комментарий

Прокрутить наверх