Давным-давно, ещё до Великого Сумасшествия Народов, в одной огромной северной империи жил повар. Но не просто повар, а настоящий кудесник своего дела.

Работал тот повар при императорском дворе, и готовил он блюда только из мяса. Да так готовил, что все, кто пробовал, рассказывали, что лучшего мяса они никогда в жизни ни пробовали!

Но то ли из зависти, то ли ещё почему, некоторые повара распускали про него слухи, что больно уж сладковатыми были все его блюда.

Ну не мог тот повар никак мяса пересластить, настолько тонким был у него вкус. Просто само мясо, которое поставляли к императорскому столу, почему-то было чуть сладковатым.

Не вникал повар в такие детали, отчего это вдруг про его блюда разные сплетни разводят. Ведь был он настоящим творцом своего дела, и сосредотачивался только на качестве своих блюд.

Надо сказать, что та северная империя очень часто нападала на своих соседей, и обычно выигрывала битвы. Но однажды она потерпела крупное поражение, и император воскликнул: «Я убью их всех, а потом с наслаждением запью кровью их сладковатое мясо!» Свита дружно зааплодировала императору. А повар побледнел, но тут же заулыбался, стараясь скрыть своё смятение.

Начиная догадываться, что поставляемое к императорскому столу мясо вовсе не случайно было таким сладковатым, повар в какой-то момент начал задумываться о том, не перебраться ли ему к южным морям, чтобы готовить там только рыбные блюда.

Но кем бы он стал в незнакомой стране? Всего лишь очередным низкооплачиваемым никому неизвестным поваром? Впрочем, дело было даже не в этом: где бы ещё он нашёл столь безграничные возможности для своего настоящего кулинарного Творчества и Искусства, которому он посвятил всё свою жизнь?

Время шло, и в работе повара стали происходить довольно странные вещи. Вначале мясо, которое он готовил, перестало быть сладковатым, а потом стало и вовсе безвкусным. Повар насторожился, а не теряет ли он вкус?

Так и оказалось: ни сладкого, ни солёного, ни кислого, ни горького, как и никаких других вкусов повар больше не чувствовал. Что стало для него настоящей трагедией. Ведь повар, который не различает вкусов, больше не может готовить хорошие блюда!

«Возможно, я просто переутомился?» — подумал повар и уговорил императора дать ему время на отдых. Но когда он вновь вышел на работу, вкусовые ощущения к нему так и не вернулись. И тогда он решил покончить с собой, понимая, что скоро никогда не сможет вернуться к своему любимому делу.

Но, как это часто бывает, он решил вначале напиться, и уже потом броситься вниз с обрыва. Напившись, он уснул, а наутро подумал: «Пойду-ка я на работу в последний раз, чтобы окончательно убедиться, что вкус не вернулся?»

Нет, вкус не вернулся. И повар, приготовив свои блюда, уже выходил из кухни, направляясь к обрыву, но тут внезапно услышал восторженные возгласы императора: «Ещё никогда в жизни я не ел столь прекрасно приготовленного мяса!»

«Не может быть, я же ведь не ощущал никаких вкусов, когда его готовил?! Неужели я приготовил такое вкусное мясо…» И тут повар понял: при своём огромном опыте он приготовил его просто «на глаз»!

Всё обошлось, и повар продолжал работать на императорской кухне. Более того, его зрение всё больше обострялось, и позволяло ему различать в своих блюдах всё более мелкие детали, которых он раньше не замечал.

Тут бы и сказке счастливый конец. Но однажды повар заметил в куске мяса, которые он разделывал, три маленьких цветных бусинки. Это были просто бусинки, которые могли попасть сюда откуда угодно. Только это были три точно такие же бусинки, и точно того же цвета, которые накануне вечером проглотила его маленькая дочка.

Когда повар вернулся с работы, ни жены, ни дочки там не было. «Странно, что они меня не предупредили, если решили куда-то уехать…» — подумал повар. Но он настолько устал, что просто лёг спать, решив подождать их возвращения до завтра.

На утро они всё ещё не вернулись. «Вернуться чуть позже, и всё выяснится. В конце-концов, при чём здесь бусинки? Если от переутомления я потерял вкус, то почему бы мне не могли примерещиться эти вчерашние бусинки в мясе?»

Войдя на кухню, повар не увидел на своём разделочном столе никакого мяса, которое обычно заранее клал туда его помощник.
А потом исчез и сам стол.
Всё вокруг почернело, но это не было обморок.
И тут повар понял, что он внезапно ослеп.
От переутомления со всяким бывает.
Особенно, если долго не замечать, что ты работаешь на людоеда.

Оставьте комментарий

Прокрутить наверх